Подменю
Доп. разделы
Разработчики


Аренда сайтов в Санкт-Петербурге - Webology.ru

postheadericon Его друзья

Друзей у Мераба Мамардашвили было много. Александр Пятигорский, Эрнст Неизвестный, Юрий Левада... Всех не перечислишь...Мераб считал, что дружба — это связь двух одиночеств, трех одиночеств, четырех.«То, что я есть, если вам это интересно, — это продукт одиночества и молчания».

161718
Эрнст Неизвестный, Юрий Левада, Александр Пятигорский

Душеприказчиком Мераба Мамардашвили считается Ю.Сенокосов.
Юрий Петрович Сенокосов познакомился с Мамардашвили в конце 60-х годов. Мераб работал тогда заместителем главного редактора «Вопросов философии», а Сенокосов был сотрудником этого журнала. Потом Лена Немировская как-то принесла Мамардашвили свою статью, тот вызвал Сенокосова, поручил подготовить публикацию. Вскоре Сенокосов и Немировская поженились, а Мамардашвили навсегда остался их близким другом.Мераб шутил: «Россию можно любить за женщин и Сенокосова».

Кто-то подарил Мерабу магнитофон, и была всего одна кассета, Ю.П. записывал лекции Мераба на эту кассету, вечером расшифровывал, а на следующий день на ту же магнитофонную кассету записывал другую лекцию.Сенокосов. — хранитель мамардашвилиевского слова. Без него, наверное, всё оборвалось бы, исчезло.За десять лет после смерти Мераба Мамардашвили Юрий Сенокосов издал десять его книг. Перевел устную живую речь Мамардашвили в письменный текст. Это была очень сложная работа.

19Юрий Сенокосов дружил и с Мерабом Мамардашвили, и с Александром Менем лет двадцать. Но Мераб и отец Александр друг с другом знакомы не были. Специально сводить не хотелось, а случая представить их друг другу почему-то не было.И вот как-то осенью 1987 года в Пицунде Мераб, Сенокосов и Лена Немировская шли по улице и встретили отца Александра. Юрий и Лена познакомили их и оставили наедине. Мераб и отец Александр проговорили весь день. Потом Мераб еще дважды ездил к Александру Меню в Семхоз.

Эта встреча — философа и богослова — была символической. Пожалуй, в российской культуре такой больше не было. Потому что это профессии, как бы не пересекающиеся друг с другом. Но вот философ и богослов встретились и поняли друг друга.После пицундской встречи отцу Александру оставалось ровно три года жизни, а Мерабу — на два с половиной месяца больше.

Послее смерти Мамардашвили Юрий Сенокосов организовали фонд его имени и назвал его "Фондом философских и междисциплинарных исследований имени Мераба Мамардашвили". . Фонд существует, но никаких денег нет и никогда не было. Его задача - привлечь внимание к имени Мамардашвили.

Вначале Сенокосов рассчитывал на финансовую поддержку. Первую книгу, "Картезианские размышления", была частично издана на деньги Гусинского (остальную сумму дали в "Соросе"). Тогда же фонл просил деньги и у Кахи Бендукидзе, обладателя части национального богатства России, но он денег не дал ( он сказал: "Обоснуй, почему я должен дать деньги тебе, а не моей тете Мэри, которая голодная сидит в Тбилиси?").

Фонд не получает денег от близких друзей, ни от учеников Мераба. Никаких обид и претензий у фонда нет - время трудное, все заняты поиском  работы. Единственными помощниками в фонде до сих пор остаются Лена Ознобкина, Витим Кругликов и Сергей Кривошеин.

В 1993-м, 1994-м и 1995-м я фонд провел Мамардашвилевские чтения. Первые имели своей целью знакомство с биографией и творчеством Мераба. Вторые были посвящены декартовской теме у него. Третьи - прустовской. На другой год были изданы четыре мерабовские книги, планировались чтения о преподавании и методике преподавания философии. Но они не состоялись из-за того, что организатор Сенокосов был очень занят другой работой.

Все книги были изданы фондом на личные деньги учредителя. Более того, работу сотрудников фонда тоже в скромных размерах оплачивает из своих денег Сенокосов. Изданы "Картезианские размышления", "Лекции о Прусте", "Необходимость себя" - избранное (первое избранное вышло еще при жизни Мераба, за четыре-пять месяцев до смерти: "Как я понимаю философию", потом "Стрела познания", о философии
науки, дальше "Психологическая топология пути" в Санкт-Петербурге, следующая - "Лекции по античной философии", затем "Кантианские
вариации".